ГЛАВА 5.

В которой главный герой вновь встречает таинственного Семёна Семёновича и ведет с ним задушевный разговор.

         - В такую погоду хороший хозяин собаку на двор не выгонит, - сказал Семён Семёнович и отхлебнул из своей большой деревянной кружки горячий сбитень.

         Погода на улице действительно не жаловала. Ещё даже август не закончился, а уже холодно и ветрено. Начавшийся два дня назад дождь и не думал заканчиваться. То усиливаясь, то ослабевая он поливал грешную землю холодными струями. Нескончаемые потоки воды превратили накатанные глинистые дороги в непроходимое месиво. Телеги в них застревали, лошади выматывались. Впрочем, путников на дорогах было мало. В основном народ отсиживался по дворам пережидая ненастье и выполняя какую-то нужную по хозяйству мелкую работу. Хорошо хоть зерно с полей убрать в амбары успели. У нас в княжестве амбар новый, со свежеперекрытой крышей, да ещё и смоленый, а вот у Мстислава в городе из амбары старые уже. Крышу перекрыть - всё откладывали. Вот и дооткладывались, что собранное со смердом по десятине зерно стоит чуть-ли не в полмешка в воде. По крайней мере о том гневно вещали на местном народном вече. Мне то до их вече дела не было, но вот Антип подсуропил - прислал гонца с весточкой о том, что исконный мной владелец шашки объявился. Вот и пришлось в ненастье выезжать.

         Тайным путешественником во времени оказался мой старый знакомец - Семён Семёнович - и кто бы мог подумать? Нашел я его в затерявшемся в городском посаде домишке посреди неухоженного огорода. Нашел конечно не сам. Антип, памятуя о моей давнишней просьбе, послал давеча служку проследить, а сам ко мне гонца отправил. Так вот и встретились.

         - Ты чего же, Семёныч, завираешься? - спросил я.

         - Где же тут завирание? Не видишь чтоль, что на дворе твориться?

         - Не о том речь. Кто мне говорил, что ближайшее окно только через полтора года под Ростовым откроется?

         - А ты уж домой просишься?

         - Знаешь, Семёныч, если ты со мной теперешним так разговаривать будешь - убью я тебя. Просто так возьму и убью. Понимаешь?

         Семёныч молча и внимательно разглядывал меня. В тусклом свете терпко пахнувшего светильника лицо его, сидящего через стол в полутора метрах от меня, было таким же, как тогда в далеком далеко. Каким было моё? Этого я не знал.

         - Да, Андрей, ты изменился. Заканчивается твой первый круг, - проговорил Семён Семёнович, - вижу, теперь ты действительно научился убивать. Не торопись на меня кидаться. Когда я говорил тебе, что твоя дверь найдется и откроется только через полтора года от того момента, - я не врал тебе. Это твои двери. У меня свои двери. Да и они не здесь открываются. Со временем ты всё узнаешь.

         - Семёныч, когда "со временем"? С каким временем? Я тут уже больше полугода. Ты понимаешь, что я даже не знаю зачем я здесь?

         - А зачем ты сюда шел помнишь?

         - Зачем шел? Помню. Хотел от смерти хороших людей уберечь. Не уберёг. Теперь я уже не знаю, зачем я здесь. Зачем ты меня сюда отправил? Зачем двери эти показал?

         - Ты сам этого пожелал. Захотел стать Странником. Вот и стал.

         Я отхлебнул из своей кружки. Большой хорошей, собранной из дубовых, подогнанных друг к другу деревяшек, кружки. Вспомнилось от чего-то: "Зачем ты возвращался? Чего хотел? Желтые штаны? Бассейн Пэ Же?". Старый добрый фильм Георгия Данелия. Действительно чего я хотел? Желтые штаны?

- И что же дальше?

- Тебе решать. Я ведь всегда так и говорил: тебе решать. Наверное, ты и тогда и сейчас понимаешь эти слова не так, как я их произношу. Но сейчас ты их понимаешь чуть по-другому, чем тогда.

- Кончай философствовать.

- Хорошо. Что ты делать дальше думаешь?

- Ничего не думаю. Шашку я тебе отдал. Так что к себе вернуть.

- Ладно. Наверно ты уже понял, что это твоё путешествие не остаётся без пригляда. Для тебя постарались - сделали хорошие вводные. И минимальные требования. Лучше сказать, вообще никаких требований. Это как первый класс, первый круг или первый уровень в игре - самый простой. До этого момента я тебя тут курировал. Не только я. Много людей так или иначе приложили усилия, что бы твоё пребывание здесь было наиболее комфортным. Поверь не все князьями становятся, да ещё такими, для кого их титул скорее, как купол безопасности, а не как бремя власти. Но это не может длиться вечно иначе путешественник во времени останется просто, как ты не так давно говорил, попаданцем, но он не станет странником.

- О этом я как-бы догадался. Но для чего? Вам-то всё это для чего? Прошлый раз, когда ты меня встретил по возвращению на льду реки, ты мне говорил, что вроде как готовишь меня в свои приемники.

- От чести это действительно так. Но слово "приемник" можно понимать по-разному. Сейчас, например, наши пути разойдутся и дальше ты будешь жить здесь без меня. А потом я опять тебя встречу уже в нашем времени. Это я могу сказать тебе совершенно точно – там я тебя опять встречу, а здесь мы больше не увидимся.

- Не складно получается. Через пару месяцев, а то и меньше придет Орда. Нас в пух и перья разнесут. Про моё псевдокняжество, границы которого охраняются другим мелкопоместным князем, так и упоминания в истории не останется. Рязань сожгут да так, что в поэтических подробностях в летописи попадёт. Ударят русская рать во главе с воеводой Пересветом и Оглоблей в тыл ордынской тьме, так их быстро перебьют. В летописях воевода Пересвет, а я вот знаю воеводу Просвета. Не одно ли это лицо? Тогда кто оглобля?

- Придет время - узнаешь, - хмыкнул Семёныч и стал поправлять фитиль светильника. Давно пора, а то уже подгорел и стал дымить, да и горит не ярко.

- Придет время, - повторил я за ним, - вообще это как-то странно. Я вроде как путешественник во времени, но я не знаю, что как и где произойдёт. Знаю, что две тысячи ратников под руководством воеводы, вроде бы рязанского, Пересвета ударят по тылам Орды, но не могу в точности сказать, кто этот воевода Пересвет. Его как бы и нет здесь. У рязанского князя точно такого нет. Зато есть у князь Мстислава, но в летописях самого такого князя в это время и в этих краях не упоминается. Вот и получается, что ничего не получается. Между прочим, я тут кучу народу с огнестрела положил и ничего. Небеса не разверзлись. Квантово-временной континуум не перестал существовать.

- Что действительно много перестрелял?

- Много. Повоевать уже успел, знаешь-ли. Положение князя обязывает. И никаких угрызений совести. Даже мертвецы по ночам не приходят. Ладно, допустим с теми, кого с местного оружия положил, ещё как-то понятно. Не моя стрела, так другая. А те, что от пуль погибли, так с ними и вовсе непонятно. Если вдуматься, то такого быть не могло.

- А что ты с собой автомат взял или ружье какое?

- Вообще-то ты меня сам по этому вопросу консультировал. Может в твоем личном времени этого ещё и не происходило, но в моём это всё уже было. Да со мной тут просто арсенал.

- Ну почему же со мной не происходило? Помню те твои расспросы, только не интересовался, чего ты там с собой поволок в прошлое. На счёт же пространственно-временного континуума не переживай - его ещё не выдумали. Есть такая модель мира - вероятностная. Проистекает она из чисто физического принципа неопределённости Гейзенберга. Действительно, если мы не можем однозначно охарактеризовать, скажем электрон, в каждый момент времени, то мы не можем и достоверно утверждать, что именно этот электрон треснется в атом, скажем неона, что вызовет выделение кванта света. В результате пришли к вероятностной модели и говорят, что не этот конкретный электрон вызывает свечение конкретного атома, и вообще не электрон, а некая чисто математическая безразмерная величина, характеризующая вероятность нахождения электрона с требуемой энергией на такой траектории, на которой находится атом неона. Видишь, мы описываем физический микромир, а говорим об абстракциях.

- Отрадно слышать умные речи, - сыронизировал я, - давно столь знакомая с юности терминология не ласкала мой слух.

- Иронизируешь и это хорошо.

- Есть такое дело - шучу помалу. Помниться раньше ты мне говорил о некоей информационной вселенной. Что вся материя и люди в том числе плотно связаны с какими-то загадочными информационными потоками и будучи вырваны из своего окружения, тут же теряют эти самые загадочные связи и начинают деградировать. Как видишь, я не сошел с ума, как и ты, впрочем. И по-прежнему смогу собрать какую-нибудь электронную схему, хотя тут нет никакой мистических информационных потоков, поддерживающих знания в моей голове.

- И что это по-твоему доказывает?

- То, что это всё мура. Неверная аналогия. Я помню, как строить простейшие модели и находясь в этом времени, без всякой связи с информацией из будущего, рассчитать несложную схему, - я достал нож и острием нацарапал на столе корявую схему простого эмиттерного повторителя.

- И ты собрать его здесь сможешь?

- Собрать не смогу. Резисторов нет, транзисторов не придумали, да и паяльник я как-то с собой не взял. Думаешь стоило взять с собой паяльник?

- Вот уже и сарказм пошел. Только вот предложенная мной аналогия от этого никак не страдает. Сделать-то ты не можешь тут ничего. Компонентов нет. Объективная причина. Имеющаяся у тебя в голове информация не может найти в местной действительности ничего, что бы ей соответствовало. Но это одна частность. Есть и и другие. Например, там, в нашем времени, ты что характеристики всех существующих электронных компонентов на память помнил? Сомневаюсь. Справочниками пользовался. Программами какими-нибудь так ведь?

- Так.

- Вот видишь, отсюда получается, что данное утверждение индифферентно не только ко времени: сейчас - тогда, но и к пространству: там - здесь. И к их комбинациям, заметь. Ты ведь не будешь утверждать, что помнишь все до мелочей. Даже какую-то тобой разработанную схему, которую ты создавал года два назад и потратил неё несколько месяцев досконально изучив характеристики каждой детали? Так ведь? Так. Отсюда следует, что предложенная мной аналогия верна. Она просто есть. Индифферентно к чьему бы то ни было мнению. Но раз уж ты заговорил о электронике,

то продолжу свою мысль и вероятностном электроне. Вот, например, тот же транзистор. Сколько нужно электронов, чтобы он открылся? Много. Очень много. Потому как если он один единственный, то ничего не произойдёт. Нужно уже говорить о приложенном напряжении и токе. Подразумевается, что ток это те самые избыточные в данном конкретном месте проводника электроны, которые движутся под действие электрического поля, которые к тому же сами и создают, что вообще в голове у меня, простого обывателя, не укладывается, но это ладно. Вот мы и дошли до твоей стрельбы по местному населению.

- В первом случае это были ордынцы во главе с каким-то китайцем. И они не мало русских душ успели загубить и ещё бы губили.

- Ну что ты, я не осуждаю. Ты же знаешь основное свойство науки: она аморальна, за что и была гонима. Любая наука, в том числе и такая, о которой я говорю, в качестве опять же аналогии.

- Знаешь, я уже понял. Я - электрон, а от действия одного электрона тока в цепи не возникает.

- Скорее ты малюсенькая часть своего мира, своего времени, которая соприкоснулась с другим миром. Твой мир, по аналогии с полупроводниками, обладает, например, электронной проводимостью, а местный - дырочной. Твои стрелы и пули - вот это электроны, но об электронах и их взаимодействии с атомами и прочим мы с тобой уже говорили - это всё вероятностные объекты.  Так что никаких парадоксов истории. Ты вернёшься ровно в тот мир, из которого прибыл.

- Честно говоря я не задумывался. С какого-то момента эти все вещи, как и теории между прочим, перестали мне быть интересны. Хотя. Вот твоя, сабля, например, когда она была выкована?

- В конце XIX века.

- Тем не менее она здесь, хотя атомы железа, из которых она состоит, сейчас должны находиться в каком-то другом месте. В руде, например. Получается, что эти же самые атомы и здесь в руде, и они же в виде клинка сабли. Странно всё это как-то.

- Если так рассуждать, то действительно странно. Если же о вероятностном мире вспомнить, то ничего странного.

- Причём тут вероятность? Это вероятность конкретного электрона попасть в конкретный атом не равна единице, а тут материальные объекты, хоть и микромир.

- Вероятность каждого существующего на планете атома железа попасть конкретно в этот клинок ничтожно мала. Поэтому для того, чтобы система оставалась стабильной, необходимо и достаточно что бы ситуация, а точнее приведший к ней процесс, не противоречили законам сохранения вещества и энергии. Вот и всё.

- Но получается, что они противоречат. Тут одни и те же атомы в двух разных местах одновременно.

- Никаких противоречий. Если взаимодействие электронов и атомов носит вероятностный характер, то почему взаимодействие атомов, формирующих кристаллические решетки металла, должны носить детерминированный характер?

- Потому что это разные уровни абстракции. Могу ещё согласиться с тем, что в мире атомов и элементарных частиц нет детерминирования и присутствует сингулярность, но это лишь наши человеческие предположения, теории и не более того. Когда же речь идет о более крупных структурах, то сингулярность микромира уже не имеет никакого значения. Камень - это камень, сталь - это сталь.

- Мы не знаем, как выглядит протон с точки зрения электрона.

Может он для него тоже твердый, как для нас камень.

- Электрон намного меньше протона.

- Не важно. Сопоставимые объекты выглядят друг для друга, как детерминированные и не теряющие свойства материальности. Соответственно мы можем предположить, что существует такая макросистема, для которой и материальные объекты, сопоставимых с нами размеров и сложности, также обладают свойством сингулярности.

- Ну да, читал. Сингулярность в космических черных дырах.

- Что-то вроде того. В такой системе отчета этот твой парадокс одновременного существования одних и тех же материальных объектов или их компонентов, перестает быть парадоксом. Именно потому что, ещё раз повторю, вероятность попасть каждого существующего на планете атома железа именно в металл этой сабли ничтожно мал, из чего следует, что не нарушая никаких законов, произойдёт замещение одних атомов другими.

- Ничего не понял. Вот линия времени, - я процарапал ножом неровную линю на столе, - вот тут есть сколько-то атомов железа, можно примерно прикинуть вес клинка твоей сабли, и через число Авогадро узнать примерное количество этих атомов железа. Вот эти атомы движутся во времени и в какой-то точке неизвестны мне кузнец придаёт всей этой массе атомов макроформу клинка шашки. Сами же атомы перегруппируются в кристаллическую решетку. Так? Дальше, ты эту шашку берешь и переносишь опять назад. Причём тут сингулярность?

- Странно, что тебя заботит только половина правила.

- Какого ещё правила? Опять новые правила на аналогиях высказывать будешь?!

- Не я. Это ещё Ломоносов высказал. Если в одном месте убудет, то в другом непременно прибудет. Ничто не возникает из никуда и никуда не исчезает бесследно.

- В наше с тобой время закон сохранения вещества формулируется по-другому, а в этом времени его и вовсе нет.

- Если его тут нет, так чего же ты сомневаешься? Нет закона нет и его действия.

- Остроумный. Несформулированный закон ещё не означает, что он не действует.

- Золотые слова, постарайся их не забыть.

- Троллить начинаешь? Больше сказать нечего?

- Ты меня не слушаешь. Давай ещё раз. Я сказал: странно, что тебя заботит только половина закона или формулировки закона. Тебе видите-ли непонятно, как это в сегодняшнем для нас настоящем одновременно присутствуют атомы железа и состоящая из них же шашка. При этом ты не интересуешься, что при такой логике нарушается и вторая часть правила ведь из точки времени в будущем эти атомы тоже исчезли.

- Я то как раз понимаю, о чем говорю. Это ты хочешь меня подвести к мысли, что какие-то другие атомы железа отсюда перепрыгнули в будущее и там сами собой сложились в такую же саблю.

- С чего это им в саблю складываться?

- Не важно. Это когда мы тут на столе царапаем, то прошлое и будущее, как совершенно разные объекты выглядят. Как некие независимые пространства, заполненные материей, но фактически это ведь одна и та же материя. Шашка «вчера» и шашка «завтра» - это не две разные шашки.

- Строго говоря разные. На завтрашней может быть зазубрина или ржавчина, или пятнышко крови. Но это не важно. С точки зрения сингулярности макромира состояние сабли между «вчера» и «завтра» не определено. Мы можем только одномоментно фиксировать, что «вчера» она была такой, а «завтра» чуть другой, но разницу мы можем и не заметить конечно. Однако если мы предположим, что для объектов макромира действует тот же принцип неопределенности, что и для микромира, то мы должны предположить, что пока мы фиксируем какие-то проявления материи в точках «вчера» и «завтра», то в эти же моменты времени мы не в состоянии зафиксировать какие-то иные свойства этой материи. С другой стороны, мы сами, как наблюдатели, являемся сопоставимыми объектами того же порядка и должны предположить, что в момент, когда мы фиксируем набор атомов железа, как цельную шашку с такими-то и такими-то свойствами, то и сами мы в этот момент фиксации теряем представление о иных наших свойствах, точнее не наших, а той материи из который мы состоим. Даже если предположить, что мы, как наблюдатели, так и объект наблюдения в этой своей ипостаси, когда происходит событие фиксации информации: "Я вижу и ощущаю шашку", находимся с вероятностью, стремящейся, но не равной единице, то в остальных вероятностных случаях мы этого утверждать не можем. Более того, исходя из того же принципа неопределенности, должны предположить, что в этих вариантах, или если хочешь, долях вероятности, мы, как наблюдатель, не существуем. А раз наблюдателя нет, то и сказать, что-либо о объекте наблюдения, строго говоря, нельзя.

- Синтонизм какой-то. Метафизика. Философствования.

- Философия, как основа теории познания - учил такое?

- Было что-то в институте. Тем не менее физических принципов перемещения материальных объектов во времени я всё равно не понял. Даже если притянуть за уши гипотезу сингулярности, то этим снимаются только умозрительные противоречия, да и то не все. Материи на наши умозрения вообще плевать. Она без наших умозрений существует.

- Вот именно. И для неё понятий пространства и времени тоже не существует, потому как это понятия только нашего сознания.

- С этим долго в истории науки спорили и пришли к выводу, что пространство и время - реально существующие объекты потому как с ними связаны вполне конкретные явления.

- Ну да, ну да. Два предмета, отстоящие друг от друга на любом расстоянии и не сливающиеся друг с другом могут так существовать только в пространстве. Произвольно к двум телам взяли и добавили некую сущность – «пространство». Потом озадачились: как же так? Сущность есть, а физических свойств у неё нет. Придумали мировой эфир, как материальную основу этой сущности. Захотели получить подтверждение его реальности. Сделали какие-то теоретические выкладки опять волютаристски наделив этот самый эфир свойствами известной нам материи. Запутались. Плюнули. От эфира отказались, но зато запостулировали какую-то ахинею вроде неизменности и предельности скорости света. Молодцы физики-теоретики.  Математики более честны: все объекты обезличили и наделили простыми свойствами. А потом сказали: если такие-то и такие-то свойства объектов идентичны, то они принадлежат одному множеству. При этом слово "множество" у них означает примерно тоже, что и слово "пространство" для физиков. Однако математики пошли всё же дальше. Они по крайней мере дошли до того, что у объектов их множества могут быть и иные свойства, по которым объекты различаются, хотя и принадлежат одному и тому же множеству. И если эти другие свойства этих объектов идентичны у какой-то группы, то эта группа относиться к другому множеству, которое в свою очередь пересекает первое множество. А вот у физиков с этим трудности. Предположить ещё одно пространство они не смогли, потому как подсознательно всё равно воспринимали пространство, как нечто материальное, как эфир.

- Как-то ты по-дилетантски рассуждаешь. Наукообразно, но не научно. Так обычно рассуждают те, кто в наше время теорию Птолемея воскресить пытается и наворачивает одну сущность на другую, что бы хоть как-то впихнуть реальность в рамки этой теории.

- Золотые слова. Ты просто пойми, что мир сложнее. Что и атомы с электронами шныряют из прошлого в будущее и наоборот, и крупные объекты вроде нас с тобой. И это нормально. Это свойство нашего мира.

- Движение во времени однонаправленно по крайней мере для всего мира кроме нас с тобой. Впрочем, внутри нас время тоже течёт в одном направлении, насколько я понимаю. Не молодею, знаешь ли.

- Если бы мы ещё и своим внутренними часами могли управлять... Хотя, с другой стороны, управляем же, пусть и не сильно. Правильное питание, спорт, медитации. Разве нет? Или наоборот, пьянство, непотребство.

- В каком-то смысле, но не в том, что мы можем управлять внутренним временем, как физической величиной. То, что старые теории не годятся - это я уже давно понял. Вот только новых ты мне сказать не хочешь. Впрочем, в прошлый раз ты признался, что не знаешь никаких теорий. Есть мол и есть. Только вот как интересно получается. У тебя, видите-ли, свои двери есть, и я через них ходить не могу. Яко бы, по твоим заверениям, пока не могу. Значит какая-то или теория, или база знаний уже накоплена, так?

-  Так.

-  И мне её знать пока не положено? Не вошел в круг избранных?

- Почему? Вошёл. Можешь считать, что ты как бы в первом классе. Ещё не образованный, но уже и не неуч дремучий. Или считай, что ты на первом уровне масонской ложи и впереди ещё множество ступеней посвящения.

- Мне ещё масонов до кучи не хватало.

- Масонов в этом времени пока ещё нет, - рассмеялся Семён Семёнович, - здесь пока другие тайные общества и прочие тайности. Так что можешь не переживать.

- Я и не переживаю. Ладно, о философии времени поговорили, давай-ка о насущном. Подскажи-ка мне куратор, что мне делать, Когда Орда придёт?

- Что считаешь нужным, то и делай.

- Хороший совет. А что от меня требуется вашей тайной организацией странников?

- Нет никакой тайной организации. От тебя же ничего не требуется. Живи, как живёшь. Делай то, что считаешь должным.

- И никаких пожеланий?

- Какие могут быть пожелания? Я ведь тебе говорил раньше – мы странники. Просто ходим везде и смотрим. Иногда вмешиваемся в процессы, но наше вмешательство столь незначительно, что никак не сказывается на ходе истории.

- То есть история все-таки детерминирована? А кто мне только что внушал, что кругом одна неопределённость?

- Опять ты не то чего-то понял. Да в каком-то смысле история детерминирована. Всегда и везде её, человеческую историю, делали народные массы. Настолько многочисленные, что изменить что-либо вообще не возможно. Когда эти самые массы приходят в движение даже понятие лидера теряет смысл. Исчезнет лидер, но процессы будут идти дальше и развиваться они будут по законам социума. Сейчас на Руси ждут Орду. Ты на народном вече был - мог убедиться, как именно ждут. Одни со страхом, другие с надеждой. Ты же не думаешь, что можно издать некий декрет и все начнут думать и действовать как-то однонаправленно. Не так, как того хочет сложившаяся ситуация? Все социальные процессы в данной конкретной временной точке предопределены. Мы можем влиять только на частности и не более того. Если мы сегодняшнюю аналогию с атомами железа и сталью клинка шашки вспомним, то все это можно ещё одну аналогию провести. Все люди, народ в целом, их идейные, а в этом мире ещё и кровно-родовые лидеры, это как узлы кристаллической решетки. Как и атомы железа в решетке какого-нибудь карбита, - ты материаловедение когда-нибудь изучал? - они могут отходить от своих предопределённых общий структурой позиций. При этом колебание атомов железа в решетке в наше с тобой время уже могут регистрировать. Более того, допускается, что одиночные атомы в состоянии даже вырваться из узла решетки и дрейфовать по кристаллу, но пока это явление одиночное, свойство всего кристалла карбита сохраняется прежним. А сталь это, как помнишь, совокупность свойств всех кристаллов её составляющих. Одни мелкие и очень прочные, другие крупные и твёрдые, но хрупкие. Так и общество. В данный конкретный момент оно таково, как оно есть. Тут тебе и князья со своими интересами и возможностями, тут и поместные бояре, родовые общины, церковь и много ещё кого. Все эти социальные конструкции, как кристаллики в стальном клинке. Они уже есть. Сложились, а значит детерминированы. А дальше? А дальше на стальную заготовку падает молот в виде огромной армии с юго-востока. Если стальная заготовка была изначально слабой, не правильно её закалили, или остудили из расплава, например, то молот её  разрушит,  так что крупные осколки полетят. Стальная балка сломается. Так что в этом смысле крупные социальные объекты ведут себя детерминировано. Если ты часть такого объекта, то вместе с общим твоя судьба тоже задана. Так что никаких противоречий. Странник, он сам по себе. Я же тебя предупреждал: нельзя прирастать к месту. Прирос - стал частью какого-то целого, причём легко отторжимой частью, - значит потерял свои степени свободы. Когда ты сюда вернулся, то у тебя была масса возможностей. Ты мог путешествовать по городам и просто смотреть. Мог всю свою энергию потратить на поиски меня здесь. Собственно, для этого я шашку и оставил, как страховочную путеводную ниточку для тебя. Надеюсь ты не думаешь, что за каждым твоим шагом кто-то следит и оберегает тебя от опасностей? Это уже к курированию отношения не имеет, да и называется иначе. Ты выбрал тот путь, который выбрал. Стал прирастать. Втянулся в местные процессы. Опять же я не осуждаю, это просто путь. Один из многих других возможных. Поэтому, когда придет Орда, ты будешь поступать так, как того требует твое и только твоё представление о ситуации с учётом твоих возможностей конечно и желаний окружающий тебя людей.

- И в чём же тогда кураторство?

- В том, что с точки зрения нас, людей способных двигаться сквозь время, знающих пути-дороженьки, ты ещё новичок и тебя оберегают от невзгод, о которых ни ты, ни другие люди просто даже и не подозревают. Что же касается частностей, то та система страховок, которую я создал для тебя здесь, с приходом Орды частично утратит силу. Тут уже ничего не поделаешь. Однако, так как ты у нас «первоклассник», то за твоей судьбой будут приглядывать другой куратор. Тот у которого больше возможностей в той новой социальной реальности, которая сложиться с момента прихода Орды. Если хочешь знать, то мой любимый рабочий сектор - это вообще времена крещения Руси. Где-то триста лет начиная с X века и до вот этой границе эпох.

Там у меня есть зоны ответственности, есть за кем приглядывать и всякое такое прочее, о чем тебе пока знать не надо.

- Весёлые дела. И кто этот новый куратор?

- Узнаешь, когда время придёт. Только пожалуйста, будь аккуратнее в своих действиях. Если какую-нибудь ерунду учинишь, что по ордынской Ясе строго карается, - на куратора не рассчитывай.

- И что же это такое, что я делать не могу?

- Можешь, но должен понимать, что за любое действие следует оценка и принятие решения. Если решение заведомо будет не в твою пользу, то лучше не делать.

- Так что это такое?

- Из истории знать должен. Например, пришедший на переговоры неприкасаем. Его нельзя убивать, как бы не была неприятна вонь от него. Дипломат неприкосновенен. Ордынцы это хорошо, на долгие века, в людские головы вбили.

- Это понятно.

- Насколько я понял из твоего рассказа, то ты успел тут подстрелить какого-то ордынского хана или его приближенного?

- Да.

- При нем пайза была?

- Да.

- Ты её кому-нибудь показывал? Что ты вообще о том случае рассказывал?

- Было что-то такое, что я посчитал пайзой. Ещё карты при нем были. Наших земель. Про пайзу я никому не говорил и не показывал.

- Это правильно. Лучше вообще уничтожь её. Скорее всего к тебе в руки именная попала. Это как чужой паспорт. Если в партизан поиграть решил, то конечно можешь использовать, но учти, что ордынцы поступят также, как гестапо с партизанами. И, вообще, если ты не будешь держать героических осад, укрывшись со своими подданными, ты же князь, в крепостях и не будешь партизанить, то постарайся поменьше стрелять в ордынцев и особенно в их командиров. За такое менталитет Орды требует такое суровое наказание, такое что новый куратор даже и пробовать не будет твою шкуру спасать. Понял?

- Понял. Он что из ордынцев?

- Да.

- Вот же вы, блин, странники хреновы. Ты что не мог меня ещё в прошлый раз предупредить?!

- А что что-то бы изменилось?

- Многое бы изменилось!

- Ну извини. Ты не спрашивал - я не говорил. Есть много такого, о чём мы не говорили, но что тебе может показаться потом важным.

- Иди ты, сам знаешь куда. Ладно. Время позднее. Давай спать ложиться.

- Давай.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить