В которой главный герой мучается угрызениями совести, ловит рыбу, а потом принимает неожиданных визитёров. 

         ГЛАВА 5.

         - Вам всем я чудным кажусь, а вы мне, - с горечью сказал я и обливаясь пивом допил кружку. Кружка была правильная. Деревянная чуть большее полулитра объемом. Мы с княгиней сидели в бане возле реки. Больше никого не было. И я напивался, насколько можно было напиться местным пивом. Если перебрать, то на завтра мне обеспечено тяжелое похмелье. Ну и пусть.

         В свое селение мы со Степаном вернулись несколько после полудня. Если говорить нашими временными мерками, то было часа три уже. Вернувшись я захотел помыться в баньке - так всё обрыдло. Не столько даже сама поездка - бывал в лесах и дольше, а вся эта ихняя чехарда. Степан мыться со мной отказался. Сказал, что ему не по чину. Ну и ладно. Посижу один тем более, что бочонок с пивом имел солидные размеры. Но вот же. Часа через полтора пришла княгиня. Проверить не угорел ли я тут совсем. Ну и осталась. Её по чину в самый раз.

         - Да ты чудной, - подтвердила Млада, - а иногда и совсем дурным кажешься. Ты зачем в Чернцы пошёл? Не вороги, так косолапые могли задрать.  Ни о себе не думаешь, ни о ком не думаешь. По двору в бронях ходишь, а тут снял. Скажешь не чудной?

         - Что вы все к этим броням привязались? Целый день только и слышу: брони да брони.

         - Так ведь глупо же. Брони у тебя хорошие. Таких и у ростовского князя не увидишь, а ты в своей чудной одёже, как леший какой.

         - Зато на пень в лесу сяду - никто не увидит, - я зачерпнул ещё пива и стал пить.  В голове уже шумело.  Зато тело после хорошей парилки отдыхало.

         - Тебе зачем на пень садиться? Люди же видеть должны, что ты князь. Я Степана порасспросила. Вас там и зашибить могли не знаючи-то. Нельзя так. Не по-людски это.

         - Не по-людски, - хотел я ей высказать всё, что думаю о их "по-людски", но не стал. Вместо этого спросил:

         - От воеводы новостей не было?

         - Нет, не было. С чего ты, Андрей, взял, что нам что-то скажут? Рано ещё новостям быть. Они может только сейчас и сошлись в сече.

         - Скажи мне, Млада, это у вас это нормально, что через твои земли не знамо чьи отряды ходят?

         - Ты не злись попусту-то. Устал, я понимаю, но напраслину-то зачем наводить? Если уж тиун мой степнякам половецким продался, то я в том не виновата. Сама же тебе письмо воеводе писать помогла. Да и ты всё правильно сделал. Теперь Мстислав при разборе нас с тобой ни в чём не заподозрит.

         - О чём ты говоришь-то Млада? - удивился я.

         - Так о том, что коль мой тиун провёл поганых, то мне за него и ответ перед людьми да Мстиславом держать.

         - То не степняки были, - я ещё раз приложился к кружке. Отставил её и облокотившись локтями на стол подпёр руками голову.

         - А кто же?

         - Не знаю. Отряд слаженный. Чернцы не тронули. Половину дня за стенами отсиживались - значит дальше ночью пойдут. В провожатых у них какой-то родич Пафнутия. Зачем степнякам такое? Хорошо, что я их не тронул. Не известно ещё чем бы кончилось. А ну как это люди какого боярина? Или тайный отряд самого Мстислава, или рязанского князя?

         - А разве же такое может быть? Зачем же им тайком-то идти?

         - Потому и тайком, что отряд тайный. А вот почему в том месте заставы нет?  Место прямо само просит: пройди конный ратник через меня! На пути только Чернцы. Разве раньше не ходили там отрядами? Скажи, Млада, через Чернцы отряды или нет?

         - Не кто там не ходил. И есть так кому за проходом приглядывать. Пару раз наскакивали степняки, так в лощине той укорот такой получили, что после замирились и не хаживали.

         - Скажи-ка подробнее.

         - Чего сказывать? Было такое дело, что налетела степная ватага. Как сигнальный дым увидели - своих туда отправили. Пока степняки вокруг Чернцов скакали, да покрикивали - наши проход закрыли. Так что словив пару отроков, что по грибы в лес ходили, да в неурочный час вернулись, степняки назад воротились. В ущелье их стрелами и побили. Человек шесть или семь там оставили, да и остальные изязвлёнными ушли В ответ мы к ним сходили. Полон тогда высвободили, да в замирение серебра на полста гривен взяли. Вот и все дела.

         - Полсотни гривен? Это же много - сама сказывала. Неужели столько серебра у них нашли?

- Нет конечно. Что серебром взяли, а что лошадьми – почитай полтабуна у них увели. Овец большую отару. Овец тех хорошо после продали. Только на шерсти гривен пять получили, а ещё и себе осталось. Лошадей Мстислав себе забрал, его ведь дружина ходила, но и нам по дележу не мало досталось.

- Так что же получается вы заставу там специально не ставите - приманиваете что ли?

- Что ты, Андрей. Сам же зимой видел сколько у меня людей осталось. Это к нам из степи гости пришли. Родичи тех прежних. Они же кругами кочуют.

- Весёлая у вас тут жизнь, - в меня поместилась ещё одна порция алкогольного напитка,

- А скажи мне Млада, что было бы, если бы в той лощине весь отряд бы битым и остался?

- Как это весь? Полсотни же их было - сам говорил.

- Ну, положим, я бы на них злых демонов наслал. Ты не думай пока «как», ты мне скажи, что после было бы?

- Подержал бы Мстислав свои рати никого бы не увидел. Ко мне бы с разбором приехал - зачем письмо слала? Мало приятного.

- Ну так, а в лощину поехал бы кто?

- Не знаю, но думаю, что осмотр бы учинили с допросом. Ведь поганые могли в сторону свернуть и тогда уже в других мстиславовых землях объявиться.

- Понятно. А теперь что будет?

- Так что будет? Татей встретят крепко. А нам с тобой нужно Пафнутия и всех его братьев да сыновей в поруб сажать да допрос учинять. Только нет у нас поруба. Да и, мыслю я, сбежит Пафнутий, как только прознает, что дело его гиблое, так и сбежит.

***

Утро выдалось хорошим - теплым и солнечным. Чистое небо дождя не обещало. Я предупредил Савла, что поездка в Тихонькую пока откладывается до выяснения, что там с залётной полусотней и мстиславовыми дружинами произошло. Прибыли два отрока в обучение, но так, как моих так сказать, действующих воином пока не было, то отроками я заниматься не стал предложив Савлу пока приспособить их к работе по хозяйству. Остальной народ, видя, что начальство, как у нас говорят, не чешется, тоже отправился на посевную. Лошадей было мало. Запрягали и быков, но всё равно полевые работы шли крайне медленно. Собственно, меня это почти совсем не интересовало.  В этом я был настоящим князем. В отличие от бояр, которые в большей части хозяйственники и в меньшей военновожатые. Конечно при общих сборах, исполчении, как тут говорили, каждый боярин должен был явиться в общее войско и привести с собой отряд, численность которого определялась уставным рангом боярина, но приводились в основном холопы да отбельные. Ратников бояре не держали - в хозяйстве лишняя морока содержать воев на коште, для которых и дела не надеться. Холопы в этом смысле надёжнее. Князья хозяйственными делами сами не занимались. Посевная там или сбор урожая, их дело не за плугом ходить, а другие вопросы решать. В частности, такое, чтобы землепашцев вороги не побили.

Соответственно, так как я тут числился князем, то вопросами земледелия в общем и обеспечением тягловой силой для пахоты в частности, не занимался. По своей княжеской части, учитывая недавние приключения, и ещё тем, что войска не было, вопрос был на данный момент закрыт. Это давало мне возможность заняться чем-нибудь другим. Например, пойти порыбачить. Не для пропитания, - для этого тут рыбаки имелись с сетями да забродами, а для души, - с удочкой.

Сообщив княгине, что хочу отдохнуть на речке и где меня, случишь что, искать, я взял привезённые с собой снасти и отправился в тихое местечко неподалёку. Помимо снастей конечно же своё оружие всё так же в рюкзаке.

В книжках про пападанцев часто можно было встретить, что в прошлом у них, если конечно рыбачили, был просто замечательный клёв. Авторы мотивировали тем, что выбросов в реки не было и рыбу не губили. Вот и проверим. Не скажу, что я удачливый и заядлый рыбак, но простейшие вещи сделать могу.  Например, выставить поплавок на леске так, чтобы крючок находился близко ко дну.

После пары забросов я наконец-то понял какая тут глубина и выставил снасти. Ловил на то, что было под рукой - накопанных прямо здесь червей.  Теперь посмотрим правильны ли предположения авторов. Здесь конечно нет выбросов с производств, но есть другая беда. Вместе с человеком живет просто огромное по нашим меркам количество скотины. Это и коровы, и свиньи, и козы. Очень много лошадей. И всё это производит навоз. Если летом собранное после чистки конюшен и коровников ещё как-то утилизируют сваливая в навозные ямы, то зимой народ особенно не утруждает себя. Свалят на сани, вывезут на лёд, да и вывалял там. По весне все эти кучи естественно проваливаются под ещё не полностью сошедший лёд. Что-то тонет на месте и размывается сразу же придонным течением, а что-то плывет под льдинами и вместе с ними. Пристает к берегам, накапливается в заводях. Всё это хоть и можно считать экологичным - не нефтехимия всё же, - но рыба всё равно травится.

Вторым фактором являются сами рыболовы. По весне есть у людей мало чего остается с зимних запасов. Если сбереженное посевное зерно в пищу пустить, то и сажать будет нечего. Вот и начинают перегораживать небольшие реки поперёк в три-четыре слоя - за зиму-то сетей навязали.

Так что хоть и не обрабатывают поля минеральными удобрениями, и нет тут нефти-перерабатывающих заводов, но бережное отношение к природе, скажем так, не практикуется.

У меня клюнуло. Повёл немного, потом подсёк и вытянул небольшого леща. Ну и то дело, хотя сказать, чтобы рыба прямо бросалась на наживку нельзя. Я снял с крючка добычу и бросил в сетку. Сетку опустил в воду - пусть пока улов там побудет.  Проверил не поплыл ли узел на крючке. Опытные рыболовы советуют перевязывать крючок после каждой поводки вне зависимости сорвалась рыба или была поймана. Перевязывать я не стал - узел выглядел вполне нормальным.  Так что насадив ещё одного червя, я опять забросил на этот раз чуть дальше. Поставил удилище на рогатину.

Чем мне тут безусловно нравилось - никто за спину не подходит и нет этих идиотских вопросов "как клюёт?", "на что ловишь?". Можно спокойно посидеть в тишине глядя на спокойно текущую мимо воду и подумать. Подумать, например, о том, что мне тут дальше делать. До сегодняшнего момента всё моё времяпровождение ограничивалось по сути местными задворками. Само это княжество было задворками. Пограничными землями. Что такое расширение территории в это время? Приходят рати с завоеванием. Встретили сильное сопротивление - откатились назад. Не встретили - начинают обосновываться. Ставят крепостницу, основывают город. Начинают договариваться с местным населением. С кем договорятся, а кого и у покорности приведут. Но основным источником стало конечно добровольно-принудительное переселение крестьянствующего населения.  С появлением христианства возникли и другие турбулентные движения. Народ, кто не захотел поклонятся новому богу, кто не имел возможности сопротивляться и желания подчинятся, - стали где целыми родами, а где и просто разрозненной толпой сниматься с насиженных мест и перебираться на новые земли. Вот такое тут и было княжество. Беспокойные пограничные территории не имеющие стратегического значения постепенно населенные пришлыми людьми.

Вот в этих задворках я до сего момента и прибывал. Через полгода через эти земли должна была пройти Орда. Если верить историкам, то в походе на Русь принимало участие не меньше полумиллиона человек. С такой оценкой численности спорили, но честно говоря я не видел в этом ничего странного - в более поздние временя собирали армии и более многочисленные. Остановить Орду было попросту невозможно. Многочисленные конные и пешие полки.  Против них прекрасно бы работали пулеметы и системы залпового огня вроде "градов" и "ураганов". Ну и авиация конечно. Но, в-первых, ни того, ни другого у меня не было, а во-вторых, тут ещё вилами по воде писано: а надо-ли оно? Даже из самых общих рассуждений выходило, что не надо.

Предупреждать о будущих бедах тут было попросту некого. Князья да, - и не только они, - и так если не точно знали, то догадывались. Этот враг не был неожиданным. Что ещё я мог сделать в глобальном плане? Объединение земель и создание единой армии отпадало. Тут и без меня было не мало адептов идеи объединения. В это время Великим князем должен был быть Всеволод Большое Гнездо и так уже насажавший своих сыновей на вотчины. Были, правда, и непонятные мне нестыковки. Например, рязанского князя должны были звать отнюдь не Глеб, но это скорее всего имело какое-то свое объяснение. Но всеобщему объединению мешала сама система. Разные ветви потомков Рюрика отнюдь не спешили объединятся под чьё-то одно начало. По крайней мере так писали наши историки. Скорее всего так оно и было. Что бы подтвердить или опровергнуть утверждение мне нужно было проехать всю Русь, да и то большой пласт важной для понимания информации останется за стенами с закрытыми воротами через которые меня никто не пустит.

На локальном уровне я мог совсем мало. Если рассматривать вопрос с военной точки зрения, то максимум на что я мог рассчитывать - полсотни ратников. Ладно, со всеми обещанными помощами сотню. Что может сотня? Чему такому можно обучить сотню человек? Думаю, что ничего нового я им тут не предложу. Да и что бы не предложил - сотню выбьют не с первого раза, так со второго или с третьего. Козельск продержался, точнее продержится, больше двух месяцев. В основном из-за того, что кто-то убедит местное вече и князя, что бой нужно принимать не выходя из-за стен города, а наоборот укрепляя их насколько можно. Все остальные боевые действия в северо-восточной Руси пройдут в основном за пределами городов.

Собственно, по этому пути и предлагал мне пройти тот неведомый сценарист, что организовал моё появление здесь.  Впрочем, меня никто не неволил. Деньги есть, оружие и доспехи есть. Можно было взять попутчика и двинутся в туристический поход по Золотому кольцу. Часть его я ещё в своём времени проехал, но тут всё другое. Есть на что посмотреть. Учитывая, что ни автодорог, ни железнодорожного транспорта тут нет, осмотр достопримечательностей как раз и займёт около года, что мне куковать тут до открытия двери назад в мое время. Наверное, это наверно и был самый правильный путь, особенно если вспомнить давние слова Семёна Семёновича о том, что мы попаданцы - странники в основном ходим и смотрим. Туристы в общем. Стоит оно того? Наверное, да. Ведь не для того же я сюда прибыл, что бы какие-то деревни к покорности приводить или за непонятно чьи отряды по лесам выслеживать? Вещей только вот много прихватил. Придется на себе нести. Ну или на лошади. Если на лошади, да ещё с заводными, то оно конечно проще будет. Но попутчик обязателен. Накуролесю тут незнаючи-то. Кого бы с собой позвать?

За этими мыслями меня застала Марфа. Пришла мне квасу принести да новости сообщить. Оказывается, к нам на поклон прибыла целая делегация. Я выпил квасу, - вовремя девка принесла, - и вытащил садок с уловом. В сетке бултыхалось с десяток не крупных, с ладонь, рыбёшек. Перекинул их в плетеную котомку и отдал Марфе со словами "сегодня мне супец из них приготовь".

***

Во дворе поселения было многолюдно. С нашей стороны присутствовала княгиня, Савл и ещё один ватажник, так что с нашим приближением нас стало пятеро. Со стороны просителей было четверо, но за воротами располагался целый табор. Гости прибыли на нескольких телегах. Телеги были чем-то сильно загружены. Вокруг телег десятка три народа. Мужиков не много - человек десять остальные бабы и дети. Народ за воротами отдыхал. Видимо шли пешком потому как многие сидели, где упали. Делегацию представлял дорожный широкоплечий мужик в летах с окладистой бородой. Одет в вышиванку до колен. красные, хоть и выцветшие, штаны и сапоги. Подпоясан, как водится. Разговаривали чинно усевшись вокруг стоящего во дворе стола, за которым я иногда и сам сиживал. При нашем приближении мужик и прочие сопутствующие поднялись и поклонились в приветствии князю. Пожелав им в ответ доброго здравия я позвал парнишку, что прибыл в воинское обучение, и отдал ему свои снасти приказал отнести в светлицу и там сложить на лавку. Марфа к тому времени уже удалилась с моим уловом.

- Вот, князь Андрей, глава рода сих мирян пришел челом бить, что бы пустили мы его на свои земли поселение организовать. Идут они от Белой Руси. Числом в две дюжины с домочадцами. Как думаешь, стоит-ли нам их на свои земли пускать? - это княгиня меня в курс дела ввела заодно переложив решение вопроса на меня. Интересно, как я должен его решать? Это ведь не просто так сказать: а, братцы, селитесь где хотите. Или наоборот, от ворот поворот дать. Я показал жестом, что гости могут садиться и сам подсел к общему столу.

- Почему родные места покинули и на новые стремитесь? – начал знакомство я.

- Церковь христова по всюду власть у нас заимела. Половина рода под ту церковь перешла, от чего разлад у нас случился. Брат на брата пошел. Не хотим мы такого для детей наших. Потому и пошли на свободные земли.

- Коли выделим вам землю на поселение, как обустраиваться собираетесь? Чем кормиться думаете? Привыкли-ли землю пахать да сеять?

- Есть среди нас и пахари, - глава рода отер бороду, - но мы привыкшие другим ремеслом себе на жизнь зарабатывать. К кузнечному делу род мой приучен. Если посадишь нас на свои земли, то не сомневайся, -будет тебе прибыток. Оброки мы издавна платили не задерживая. Только вот сначала нам обустроиться надо. Дома поставить, кузни. Дрова заготовить да железа набрать, тогда уж и прибыток тебе будет. Сей же час можем мы только в заклад кого оставить.

- В смысле в заклад? - не понял я.

Княгиня наклонилась и тихо пояснила ситуацию. В таких случаях с рода брали несколько отроков разного полу которые жили в княжей людной. Платить им было не надо, это не холопы, но и продать их было нельзя, они небыли отбельными. Живой заклад. Они продолжали принадлежать своему роду со всеми вытекающими последствиями. Например, если отрочицу князь или боярин выдать за кого пожелает, то без согласия главы её рода сделать этого не может. И так далее. Это была категория смердов. Вроде и свободные, вроде и род у них есть, но живут они вдали от своего рода, служат по веленому, а не по родовому. Конечно по условию ряда заклад может быть выкуплен родней, но это явление довольно редкое. Новые едоки никому особо не нужны.

- Что-то мужиков у тебя мало. Как людей своих кормить думаешь?

- Братья мои с сыновьями сейчас в лесосплавную артель подрядились. Так что лето не минует, как мы деревню свою отстроим. Пахать да сеять в этот год уже не успеем, но на братьев своих надеюсь, что смогут на воз репы деньги найти.  Ну а еже ли что, то, как обычай велит, к тебе, князь, на поклон придем, за хлебом. О том и залог оставим.

- Что за залог предлагаешь?

- Так вот, княже, не побрезгуй прими в хозяйство.

Мужик поманил к себе своего стоящего спутника помоложе и что-то сказал ему тихо. Тот степенно отошел от переговорного стола и направился к свои людям.

- Где сажать-то их думаешь? - спросил я тихонько княгиню.

- Близ Тихонькой думаю. Там и поля поднять при желании можно, хоть и немного пока и болота там рядом. Если они кузнецы, то за болотным железом хоть так, хоть сяк в болота пойдут. Да Василий и сам такое желание высказал. Там, видать, и капище себе поставят.

- А есть там свободная земля или они с тихоньцами бодаться за неё будут?

- Много есть, - махнула рукой княгиня и Савел кивком подтвердил.

- Ты сколько виры на них наложить хочешь?

- Княжью пятину, а как же иначе?

- Может им на первые три года тягло уменьшить до десятины?

- Экий ты щедрый, или задумал чего?

- Думаю отроков у них за это взять в свое войско.

- Как знаешь, но больше двух не проси - не по мере будет.

Тем временем подручный главы рода вернулся ведя четырех малых в возрасте от десяти примерно до четырнадцати. Было два малых пацаненка и две девицы, по местным меркам на выданье. Интересный расклад у него.

- Вот, княже, их хочу в залог ставить, а как уже обустроимся, да по первой вире выплатим, тогда уж и заберем.

- Бастручата что-ли? - я развеселился. Хорошо для себя этот мудрец решил: малых, пока бесполезных в хозяйстве, нам на кошт посадить.

- То дела наши, но не без этого, - ответил Василий.

- А девиц чего в залог отдаешь?

- На выданье девицы. Может кому из твоих парней глянется, там уже и порешим, - честно и простодушно ответил глава рода.

- Нет уж, Василий, пацанов своих себе оставь. Мне они в хозяйстве без надобности, - отсмеявшись сказал я. Княгиня незаметно кивнула в поддержку.

- Если ты ко мне на земли сесть хочешь, то знать должен, что беру я к себе в услужение отроков мужского пола.  Если же ты мне девиц предлагаешь, то так тому и быть, только знай - не женихаться им тут,

а на общем ристалище с мечом да шитом стоять придется.

- Да где же это видано, что бы девица да в детинце?! - в голос возмутился Василий.

- Так и не предлагай. На что они мне? Поводу ходить - и своих баб найдется. Так что оставляй мне пятерых отроков, что мужчинами стать готовятся, а девиц свои себе назад забирай. За то на следующие три лета платить будешь десятину по вире, а уже после обычную княжью пятину. Три лета я с тебя за землю оброка брать не буду. Только что с того и отдашь, что с леса моего соберешь. Опять же печи в доме сам класть будешь, али печника звать?

- В кузнях мы и сами положим, но для того глину ещё хорошую найти надо. Может сдаться, что в этот год и не поспеем, - задумчиво ответил Василий оглаживая свою бороду. Назначенная мною плата была вполне приемлема, а предложенные условия так и вообще заманчивые. Не знал ведь, бедолага, что через полгода тут происходить будет.

- Порукам, князь, будут тебе отроки в войско, - решил Василий.

Мы бы ударили по рукам в этом вопросе.

Дальше порешили, что земли под новую деревню выделим в стороне Тихонькой недалеко от болот. Василий поначалу намекал, что может им в посаде земли выделить, но узнав, что здесь в этом году будут поднимать молельный дом, погрустнел. Пришлось заверять, что притеснять я никого не позволю, но если они человеческие жертвы тут приносить начнут, то... Меня заверили, что ничего такого не будет. В общем, несколько раз ударив порукам, оговорили условия земельной сделки. Осталось только прописать её, но для этого нужно было вызывать судейского писаря с города. Так что на пару-тройку дней новые поселенцы встали табором близ посада. Откладывать поездку за писарем в город было уже не резон. Всё равно в Тихонькую ехать собирались.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить