В которой главный герой первый раз попадает в город.

     ГЛАВА 9.

     Город со стороны выглядел своеобразно.  На холмах  разместились
терема окруженные  наполовину  бревенчатыми  стенами,  а на половину
частоколом. Они образовывали как бы независимые ядра, вокруг которых
и формировалась местная инфраструктура.  На одном из холмов возвыша-
лась церковь окруженная плотным бревенчато-досчатым  забором.  Собс-
твенно  то,  что это церковь понять можно было только по полукруглым
сводам и возвышающимся над маковкой крестам.  В  этом  же  ансамбле
имелась  и  отдельно стоящая звонница с колоколами.  В низине промеж
холмов располагалась ярмарочная площадь,  куда собственно и стекался
народ. В целом застройку плотной назвать было нельзя. Между обжитыми
холмами можно было увидеть и  поросшие  лесом  совершенно  необжитые
участки.  По которым тянулись наезженные санные тракты. Саней встре-
чалось много,  но все же это был не плотный автомобильный поток зна-
комой мне современности. Встретилась и одна тройка с бубенцами ходко
прошедшая прямо перед нашей процессией. Санную тройку мы пропустили.
    Собственно город, как и положено, начинался пригородом в котором
преобладали групповые бревенчатые постройки.  Чаще одноэтажные, окру-
женные недалеко стоящими овинами да сараями.  В начале группы строе-
ний стояли на особицу каждый окруженные своим забором. Ближе к цент-
ру заборы  отдельных владений сливались в сплошную стену без единого
архитектурного проекта - ставили кто во что горазд.  Плотные  досча-
то-бревенчатые заборы,  как  правило с огромными выездными воротами.
соседствовали с загородками типа плетней плавно переходящих в  лесо-
полосы. Ну  а стоящий на холмах центр города как раз и был представ-
лен теремами.  Здесь уже ограды были куда как солиднее.  Всё то  же
дерево, но брёвна гораздо большего диаметра,  да и высота стен,  на-
верное,  метров до шести - над  ними  просматривались  только  крыши
внутренних  строений,  да и то только тех что прямо рядом располога-
лись.  На одной такой загородке я углядел наружные балконы на  под-
порках, тянущиеся во всю стену.
    Общая же площадь поселения была такова,  что мысль о едином, ок-
гужающем всю территорию,  заботе, а не то что крепостной стене, ста-
новилась смешной.  Отдельные терема на холмах, как и церковный комп-
лекс,  те действительно представляли собой крепости.  Часть виденных
по дороге владений тоже была огорожена так,  что при наличии  доста-
точной численности обороняющихся,  вполне могла держать долговремен-
ную осаду.  Но всё же большая часть строений была защищена разве  что

                                - 2 -
от вторжения пьяной гуляющей компании и не более того.
    Центр мы миновали без задержек и вскоре оказали в  другой  части
поселения.  Собственно это была прилегающая к реке улица. Возле реки
и по левую руку от нас стояли явно нежилые постройки  вроде  бань  и
причалов.  Часто  вперемешку.  Справа шли по всей видимости мастерс-
кие. Видимо по причине праздников там никакой бурной деятельности не-
было  замечено,  но  народ тут был.  Здесь мы тоже останавливаться не
стали.
    Дорога вдоль реки шла накатанная и широкая, так что мы без проб-
лем расходились со встречными санями.  Один раз даже попалась конная
группа при оружии. Мужики без интереса разглядывали нас ведя лошадей
шагом.  Отдельно удостоили взглядом меня, как единственного конного.
Не знаю кто это был.  Может местный вариант полиции, но нас никто не
окликнул и не попытался остановить.
    Вообще мой нынешний статус мне был непонятен.  Коня мне выделили
княжеского. В  том  смысле,  что  ещё жеребцом сей конь принадлежал
прежнему князю. Пока считали, что князь ещё жив - коня не продавали.
Выводили, объезжали.  Как и у собак,  у лошадей тоже есть свои курсы
обучения. Потом,  когда стало ясно, что князь более не вернётся кня-
гиня оказалась  не  в милости у её родственничков.  Обирать никто не
стал, так что переселились на мужнины вотчины  со  всем  хозяйством.
Конюшню тоже перевели. Ко времени моего появления здесь в той конющ-
не оставалось две кобылы,  старый мерин да этот вот,  тоже кстати не
молодой, конь.  Обучали  его под седлом ходить и седока чувствовать.
Конь был умный,  по своему статный,  хоть и низкорослый - тут  боль-
шинство  лошадей  было  низкорослыми если с современными мне сравни-
вать. Не пони конечно, но однозначно ниже и гораздо шерстистее.
    Если с  конём всё было более или менее ясно,  то со мной в седле
этого коня было совсем ничего не ясно.  Не то что бы я из седла явно
вываливался. Сидел себе даже зада не натерев. Конечно если бы шли на
рысях, то тут ещё вопрос удержался бы я в седле или  нет.  Опять  же
когда меня с  этой  животиной познакомили - никто не поинтересовался
умею ли я вообще на лошадях ездить. Видимо подразумевалось, что дол-
жен уметь.  Хорошо  хоть седло было. Не было правда стремян,  только
провисающие веревки вдоль лошадиных  боков.  Но зато у седла была по
крайней мере передняя лука, так что залез я на него может и не очень
изящно, но с первого раза,  что было большим для  меня  достижением.
Хорошо что конь был выученным и не резвым молодчиком,  а то решил бы
покабелиться и встал на дыбы. И полетел бы я в свежий лошадинный на-

                                - 3 -
воз.
    Так вот едешь и думаешь о всякой ерунде. По сторонам смотреть не
так и интересно.  Какое-то всё родное что-ли.  Не привычное конечно,
но вполне естественное.  Больше внимания на саму дорогу обращаешь да
на встречных-поперечных, чем на город. Тем более, что никаких правил
движения тут нет. Всяк едет где ему вздумается.
    Впереди показались высокие  бревенчатые  стены  перегораживающие
дорогу и уходящие прямо к реке.  Тупик что-ли?  Но дорога вильнула и
пошла вдоль огородки которая как раз на крепостную стену и походила:
крупные ошкуренные, лежащие горизонтально бревна диаметром сантимет-
ров до сорока внизу и по двадцатку в самом верху концы которых то ли
упираются,  но  скорее клиньями входят в ещё более массивные бревна,
поставленные вертикально.
    - Что это?  - я слегка свесился с идущего шагом коня  в  сторону
скользящий рядом саней.
    - Сплавные артели, - пояснил Степан.
    Пояснил значит.  Но не крепость, как я изначально подумал. Как я
собственно раньше представлял себе древнерусский город?  Что-то вроде
средневековой Москвы,  наверно. В центре должен был быть кремль. Хо-
рошо, пусть не каменный,  а деревянный. В нем должен был жить князь.
Ещё должен был быть детинец.  Что это такое я представлял себе смут-
но. Если на книжки художественные ориентироваться,  то выходило, что
это что-то среднее между казармами и войсковой учебкой.  Там должны
были жить ратники,  составляющие княжеское войско. Был ли этот дети-
нец частью кремля или стоял отдельно, у авторов единого мнения небы-
ло. От центра радиальными улицами должны были располагаться боярсике
дома. Не только боярские конечно.  Тут же должны были быть харчевни,
винокурни, торговые и прочие лавки.  Так должен был выглядеть  центр
города, который  в  свою очередь должен был быть окружен крепостными
сооруженими. Земляным валом с засекой, как минимум.
    Что мы  имеем  в  наличии?  Никаких внешних стен в наличии мы не
наблюдаем. Соответственно городских ворот тоже не было и входную пош-
лину никто  с  нас не брал.  Наверное это западноевропейские реалии,
которые некоторые авторы прочтенных мною книг перенесли на Русь. Ка-
кого-то массового вторжения неприятеля тут похоже не опасались. Если
и городились,  то скорее для престижа и от возможных нападок со сто-
роны соседских  ватаг.  Ни  на что другое все эти постройки способны
небыли. Если войдет в город,  скажем многочисленная конная лава,  то
моментально растечется меж холмов. Проломят наиболее уязвимые заборы

                                - 4 -
тех, кто победнее и окружат все эти терема отрезав  друг  от  друга.
Конец  в  этом случае будет печальным - кого-то пожгут,  а остальные
сами ворота откроют. Не сразу, но откроют.
    Тянущаяся слева стела постепенно понижалась,  пока неожиданно не
оборвалась неровным краем.  Мы выехали на большую укатанную площать.
Стало понятно,  что это за место. А был это, говоря современным язы-
ком, лесной порт местного значения.  Во всей видимости  строительный
лес сплавляли откуда-то выше по течению по реке.  Здесь его вытаски-
вали на берег. Где-то за стеной видимо располагались и деревообраба-
вывающие цеха.  А с этой площадки лесов торговали.  Кругляком, стру-
ганным брусом, досками. Не смотря на праздники народ тут трудился. В
погрузочной зоне по трапам уже закатили бревно полуметрового диамет-
ра и длиной метров шесть-семь. Теперь его нужно было скатить под за-
ранее подведенную  под трап грузовые сани с кОзлами.  Орудуя шестами
четверо придерживали и направляли бревно,  а ещё  шестеро  готовились
рычагами поддать его со сходен и свалить на сани.
    - Пошто уставился?!
    Я выпал из задумчивого созерцания процесса погрузки и только те-
перь понял,  что на пути моего взгляда стоит дородный мужик в распах-
нутой шубе и красных сапогах.  Прямо купец из сказок. Не то что бы я
его не видел до этого, но больше сосредоточился на отдаленной сцене.
Отпустив вожжи, которые держал обоими руками прижав к передней лу-
ке седла, я не сильно развел руки в стороны.
    - Что зенки вылупил?  - мужик набычился и готов был попереть бо-
ровом, но вместо него с саней поднялся другой,  видимо возница  и  с
плетью в руках направился не спеша ко мне.  Здоровый такой детина.  Я
правой рукой расстегнул фастекс ружейного ремня и чуть повел  плечем
потянув при  этом  за ремень.  Ружье само кувыркнулось через плечо и
лего цевьём на ладонь левой руки. Щелкнул предохранитель.
    - Разве я обидел тебя чем? - спросил я ображаясь к купцу и толь-
ко боковым зрением отметив, что его возница притормозил оценивая из-
менение обстановки.  Конечно  он не мог знать,  что у меня в руках и
чем это ему грозит,  но нутром почуял,  что грозит серьёзно.  Ещё  в
своём времени  мне  доводилось наводить травматику на крупных собак.
Не часто конечно,  - может пару раз всего, но в обоих случаях эффект
был один:  животное  останавливалось.  Конечно это были не служебные
обученные собаки. Просто дворовые. Сомнительно что бы они знали, что
такое пистолет, но когда на них наводили ствол - что-то в своей лох-
матой голове понимали.  Примерно на таком уровне  понял  и  мужик  с

                                - 5 -
плетью.
    - Почём кругляк?  - я кивнул в сторону загруженных саней,  к ним
как раз сейчас подводили пару лошадей.
    Купец, видя что на меня его грозный вид или что он  там  демонс-
трировал? -  не  действует,  но конфликт развивать я тоже нехочу,  -
сказал басовито:
    - Рубль серебром за три подводы.
    - Добрего, - зачем-то по-польски ответил я.
    В этот момент подала голос княжна:
    - Ждут нас княже.
    - Я посмотрел на неё и кивнул,  - лицом в это момент я был суров
и задумчив, как будто думу думал.
    - Здоров будь купец, Удачи тебе.
    - И тебе удачи,  - уже совсем другом тоном  ответил  купец.  Его
возница к  тому  времени уже ретировался назад в сани.  Всё-таки моя
княжна родовая.  Умеет держаться.  Это я, дурик, чуть в неприятность
не вляпался.
    Дальше ехали молча.  Княгиня отвернулась - видать была недоволь-
на. Спепан  как  ни в чем ни бывало правил лошадьми,  а ведь видел я
краем глаза,  что он топорище свое поглаживал.  Купцу с возницей  не
видно было,  а  мне  сверху видно.  Дед Кузмич и тот с саней выполз.
Сейчас так и шел рядом - ноги разминал.  Вот интересно пошел бы Спе-
пан в топоры если бы конфликт по-серьёзному развился?  Наверное. Вот
и думай теперь. А может это у них норма поведения такая? С плетью на
человека...
    Думать ни  на эту тему,  ни вообще мне не хотелось.  Одолевающая
ранее от монотонности езды дрёма прошла.  Погода была ясной, солнеч-
ной. Да и потеплело сегодня градусов до пятнадцами,  а может и выше.
Минус конечно.  Лепота. Что ещё человеку надо? Разве что пирог с го-
рячей начинкой.
    - Княже,  скажи долго нам ещё ехать?
    - Прибыли уже.
    Ладно. Потерплю с пирогом.
    "Уже прибыли" растянулось ещё на полчаса.  Мы совсем уже выехали
из города,  как впереди показалось ещё одно село.  Подъехали к нему.
Село небольшое - дворов пять всего, но со своей часовней. Возле вто-
рого подворья Степан остановил сани.  За ним встали и вторые с кото-
рых тут же послезали засидевшиеся бабы. Видать теперь точно прибыли.
    Я поправил ружейний ремень и,  уцепившись за луку седла, переки-

                                - 6 -
нул ногу стоя второй на веревке.  Хорошо, что у меня ботинки с высо-
ким протектором. Им я за обмороженную верёвку и зацепился, а то обя-
жательно бы  свалился.  Соскочить молодецки не соскочил конечно,  но
слез относительно достойно.  Только теперь я понял, что такое осанка
всадника.  От  долгого  сидения в седле ноги так и остались бочкой и
сходиться не хотели.  Присел пару раз. Попрыгал. Вроде ходить можно.
Прошелся взад-вперед на пару-тройку шагов. Потом подошел к коню пог-
ладил по морде и, достав из варежки кусочек сахара-рафинада, дал ему
сладкого.  Конь  схрумкал и ткнулся мордой требуя ещё.  Сахара я ему
больше не дал. Дал сухарь. Сухарь был тоже схрумкан. Степан, главный
конюшный нашего княжества, одобрительно неприметно кивнул. Про сахар
он не понял - не показывал я им свои вкусные запасы. Наверное решил,
что сухарями подкармливаю. Не еда - так, лакомство коняшке.
    - Марфа, пойди сюда, - позвал я свою даренную холопку.
    Марфа довольно шустро подбежала.
    - Скажи ты тут была когда-нибудь?
    - А?
    - Место это знаешь?
    Девка, - Марфе было чуть меньше двадцати пяти, замуж поздно да и
не возьмёт никто - порченная ясно дело.  Так и ходила  в  холопках  в
девках,  не при муже, так хоть при князе. По местным меркам тоже ни-
чего.
    Девка отрицательно мотнула головой.
    - Ладно. Ты пироги взяла?
    - Угу,  - Марфа вернулась к саням. Вытащила от туда нашу продук-
товую корзину  и принесла мне.  Прикрывшись конским торсом от посто-
ронних глаз,  я стал есть свой кусок пирога.  Вообще они в  телегах,
пока  ехали,  кушали.  Один  я верхом скакал без перекуса - обед не в
счёт. Пироги в санях,  а у меня только подсумки в которых есть  сни-
керс,  но его нельзя есть.  То есть можно конечно, но лучше втихаря.
Или вот с княгиней на пару.  Сладости, насколько я понимал, тут были
в дефиците, а конфеты в фантиках отсутствовали вовсе. Вот и получа-
лось, что сникерс то есть, да как его съесть?
    Запускать внутрь нас не спешили.  Княгиня прошла за  ворота  уже
минут десять как. С собой не звала, ну и ладно. И только сейчас поя-
вился сухопарый длиннорукий дед - борода торчком; в толском вязанном
свитере и без шапки. Снизу ватные штаны и унты со шнуровкой выше ко-
лен.  Не ватные конечно.  Ваты тут не знали. Вместо хлопковой ваты в
качестве  утеплителя  использовали  что-то другое.  Может конопляные

                                - 7 -
размолоченные волокна. Для того, что бы понять мне нужно было самому
увидеть весь цикл производства начиная с заготовки сырья. Расспраши-
вать было бесполезно.  На такие разговоры мой лингвистический барьер
работал, хотя на общебытовом уровне общаться уже можно было и доста-
точно многословными пассажами.  К слову,  выделанная из шкурок обувка
мехом внутрь тут тоже называлась не унтами, но похоже.
    Створки ворот  уперлись  в снег и открываться не захотели.  Хоть
подъезд и чистили.  Так что пришлось деду повозиться. Никто из наших
помочь ему не удосужисля. Впрочем, дед и не просил о помощи.
    Ещё через час я наконец-то смог раздеться и сидя на лавке,  снять
свои ботинки.  Синтетические носки, как им и положено, уже трижды за
сегодня промокли и пованивали. Надо все же на местный вариант портя-
нок переходить.  Оно конечно тоже не аромат райские кущ,  но стирать
их легче. В том смысле, что можно на Марфу переложить.
    Запихнув грязные носки в нижний карман моего охотничьего высоко-
технологичного костюма  я вытянул ноги с голыми ступнями - пусть от-
дохнут. Вошла княгиня. Посмотрела на меня и спросила:
    - Чего Марфу не кликнешь?
    - Зачем?
    - Ноги мыть.
    - А что эта опция тоже доступна?
    - Что доступно? Ты по нашему говори.
    - Это я так. Про себя. Марфа, - это уже в сторону двери крикнул.
    - Ты купца того знаешь что ль?
    - Нет.
    - А чего ты так пристально на него смотрел?
    - Я его даже и не видел.
    - Это как? А меня ты видишь?
    - Тебя вижу.

    Пришла Марфа.
    - Ушат  воды  теплой  принеси - ноги князю омыть,- распорядилась
княгиня.
    - Ты,  пришед, больше так на людей не смотри. Не ровен час чего
худое приключиться. Вот кинулся бы на тебя евойный возница? Что тог-
да?
    - То князь, то пришед, - усмехнулся я, - что же мне вообще нике-
да не глядедь? Может, как девке, глаза прятать?
    - Для всех ты здесь будешь князем.  Свои тебя тоже так  величать

                                - 8 -
будут, но ты помнить должен,  что не князь ты,  а пришед. Ты со мной
ходить будешь,  как князь,  только молчи, а то говоришь ты сильно не
по-нашему.  Я привыкла, но другим знать не нужно. Может сказать, что
ты молчун от рождения?
    - Немой что-ли? Нет, княже, на это я не согласен, - я отвернулся.

    И тут княгиню прорвало. Она подсела близко-близко и, заглядывая в
глаза, зашептала:
    - Люб ты мне, но уж больно ты чужой.  А что бы ты мне поверил, я
тебе свои имя скажу,  только ты его никогда и никому не говори. Обе-
щаешь?
    - Обещаю, - я был удивлён. Возникшая обида прошла сама-собой.
    - Меня Владиславой  зовут.  Но  только  на  людях меня так знать
нельзя.
    - Ладно. Буду Владой звать.
    - Так тоже нельзя.
    - И как тебя звать-называть?
    - Младой. Когда вдвоём будем - тоже так зови.
    - Странно, как-то.
    - Не странно.  Мама сначала хотела, что бы внешним именем у меня
Влада было, но отец запретил. Сказал, что Влада от "владычить". Поэ-
тому и стали кликать Млада.
    - Надо же. Чудно.
    - Всё ему чудно,  - Владислава,  то есть княгиня Млада, изволили
из возмущения ткуть меня кулачком в бок.
    Обстановку разрядила появившаяся с ушатом воды  Марфа.  При  ней
княгиня продолжать не стала.
    Пока Марфа омывала мне ноги, - хорошо быть князем, -  я сидел от-
кинувшись на стену. Княгиня опть куда-то вышла.
    - Марфа, а ты как в отбельные к княгине попала?
    - Как да как, - фыркнула Марфа, - батюшка мой, буть он трижды неп-
рикаян, отал старому князю за долги свои.  Ко мне тогда только жениха-
ться. Эх.
    - А что за долги у него перед князем были?
    - Так а как не быть если он последний год,  сколько помню, медову-
хой всё убложался да в кости играл. Вот и проиграл.
    - Князю что-ли проиграл?
    - Нет, не князю.  Княже не азартен был.  У князя он деньгу большую
взял на большие работы подрядившись. Деньги проматал, работы не выпол-

                                - 9 -
нил. Князю врал всё. Обещалки обещал, - Марфа грустно замолчала.
    Я устало закрыл глаза.  Значит за посление тысячу лет ничего у нас
не менется.  Да и с чего меняться?  Люди остаются прежними и не важно
на лошадях они горцуют или на мерседесах.       
   - Князь меня перед самой батькиной смертью забрал. Сказал до возвра-
щения долга у него жить буду. А после я уж узнала, что тати за долгом к 
батьке моему приходили и порезали на ленты, - неожиданно продолжила Мар-
фа, - старого князя больше нет. Теперь вот вам служу.
   - А на свободу-то хочешь?
   - Так что мне свобода? Дома нет, мужа нет. Куда мне идти? Я лучше уж
вам вот ножки помою.
   - Всё с тобой мне ясно. Ладно, пойди. Помыла уже. Хватит.
   - Марфа подожди, - девка уже собиралась уносить лоханку с водой. Услы-
шав мои слова, остановилась.
   - 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить